АКЦИЯ!
Индивидуальная консультация

1 час — 1500₽, 1,5 часа — 1900, 2 часа — 2400₽
Пакет из 3-х консультаций — 3600₽
Семейная консультация
1,5 часа — 2500₽ Пакет из 3-х консультаций — 6600₽
Skype (Viber, What’s App) 1 час — 1500₽

МАМОЧКАМ-ПЕРФЕКЦИОНИСТКАМ ПОСВЯЩАЕТСЯ (заметки на полях)

И плохо, прежде всего, потому, что ее действия и намерения направлены чаще всего не на благо ребенка, а на потребность соответствовать стандартам и ожиданиям других людей.

Давайте знакомиться – перфекционизм. По определению перфекционизм – это (в психологии) убеждение, что идеал может и должен быть достигнут. Патологическая установка – убеждение, что несовершенный результат работы не имеет права на существование. Следовательно, человека, стремящегося к достижению совершенства, называют перфекционионистом.

Выделяют разные аспекты перфекционизма: адресованный к себе, адресованный к другим людям, адресованный к миру в целом и социально предписываемый перфекционизм.

Откуда берётся перфекционизм? Так, например, Боб Позен (Bob Pozen), в своей книге «Высочайшая производительность: повышение результатов, сокращение рабочего времени» (2012) отмечает, что около половины студентов, на вопрос «Считают ли они себя перфекционистами» отвечают утвердительно. Они рассказывают о требовательных родителях или учителях, которые вбили им в голову, что задания нужно выполнять с точностью и аккуратностью. Отсюда следует вывод, что перфекционистами не рождаются, ими становятся благодаря своей семье (родителям!), школе, окружению, которые помогают им усвоить такой образ мыслей.

Вернемся в семью к нашим мамам. А как же выглядят мамы–перфекционистки? Чаще всего о них говорят заботливые или гиперзаботливые мамы. Мамы, которые знают, как «правильно» воспитывать идеальных детей. Они все знают за них: с кем дружить, что изучать, чем заниматься, кем стать во взрослой жизни, какую профессию выбрать и т.д. и все это должно быть на высочайшем уровне. Конечно же, забота мамы – это, безусловно, хорошо, но когда мама все вокруг старается сделать идеальным и не прислушивается к интересам и желаниям своего ребенка, это уже плохо. И плохо, прежде всего, потому, что ее действия и намерения направлены чаще всего не на благо ребенка, а на потребность соответствовать стандартам и ожиданиям других людей. Заметили, как эти мамы ежедневно, ежечасно, выкладывают фотографии в соцсетях демонстрируя, какие они супер–мамы. А самое ужасное, ребенок в этом перфект–мире, не имеет права ошибиться, потому что «Я отказалась от своих интересов и от всего отказалась, чтобы ты был самым–самым умным, воспитанным, успешным и т.д.». Ребенок с ранних лет ощущает себя заложником маминых амбиций и чувства вины, если происходит «сбой» и мамины ожидания не оправдываются.

Как раз для таких мам Светлана Хмель написала замечательную профилактическую памятку.

«Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Милый! Ты не обязан становиться инженером. Ты не должен быть юристом. Это неважно, кем ты станешь, когда вырастешь. Хочешь быть патологоанатомом? На здоровье! Футбольным комментатором? Пожалуйста! Клоуном в торговом центре? Отличный выбор!» 

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный лысеющий клоун с подтеками грима на лице, и скажет: «Мама! Мне тридцать лет! Я клоун в торговом центре! Ты такую жизнь для меня хотела? Чем ты думала, мама, когда говорила мне, что высшее образование не обязательно? Чего ты хотела, мама, когда разрешала мне вместо математики играть с пацанами?» 

А я скажу: «Милый, но я следовала за тобой во всем, я не хотела давить на тебя! Ты не любил математику, ты любил играть с младшими ребятами». А он скажет: «Я не знал, к чему это приведет, я был ребенком, я не мог ничего решать, а ты, ты, ты сломала мне жизнь» – и разотрет грязным рукавом помаду по лицу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые ищут виноватых. И, если ты этого не понимаешь, значит, ты идиот». 

Он скажет «ах» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет. 

Или не так. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Не будь идиотом, Владик, думай о будущем. Учи математику, Владик, если не хочешь всю жизнь быть оператором колл-центра». 

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный лысеющий программист с глубокими морщинами на лице, и скажет: «Мама! Мне тридцать лет. Я работаю в «Гугл». Я впахиваю двадцать часов в сутки, мама. У меня нет семьи. Чем ты думала, мама, когда говорила, что хорошая работа сделает меня счастливым? Чего ты добивалась, мама, когда заставляла меня учить математику?» 

А я скажу: «Дорогой, но я хотела, чтобы ты получил хорошее образование! Я хотела, чтобы у тебя были все возможности, дорогой». А он скажет: «А на хрена мне эти возможности, если я несчастен, мама? Я иду мимо клоунов в торговом центре и завидую им, мама. Они счастливы. Я мог бы быть на их месте, но ты, ты, ты сломала мне жизнь» — и потрет пальцами переносицу под очками. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время жалуются. И, если ты этого не понимаешь, значит, ты идиот». 

Он скажет «ох» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет. 

Или по-другому. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Я тут не для того, чтобы что-то твердить. Я тут для того, чтобы тебя любить. Иди к папе, дорогой, спроси у него, я не хочу быть снова крайней». 

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный лысеющий режиссер со среднерусской тоской в глазах, и скажет: «Мама! Мне тридцать лет. Я уже тридцать лет пытаюсь добиться твоего внимания, мама. Я посвятил тебе десять фильмов и пять спектаклей. Я написал о тебе книгу, мама. Мне кажется, тебе все равно. Почему ты никогда не высказывала своего мнения? Зачем ты все время отсылала меня к папе?» 

А я скажу: «Дорогой, но я не хотела ничего решать за тебя! Я просто любила тебя, дорогой, а для советов у нас есть папа». А он скажет: «А на хрена мне папины советы, если я спрашивал тебя, мама? Я всю жизнь добиваюсь твоего внимания, мама. Я помешан на тебе, мама. Я готов отдать все, лишь бы хоть раз, хоть раз понять, что ты думаешь обо мне. Своим молчанием, своей отстраненностью ты, ты, ты сломала мне жизнь» – и театрально закинет руку ко лбу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время чего-то ждут. И, если ты этого не понимаешь, значит, ты идиот». 

Он скажет «ах» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет. 

Этот текст – хорошая профилактика нашего материнского перфекционизма – стремления быть идеальной мамой. Расслабьтесь! Как бы мы ни старались быть хорошими мамами, нашим детям все равно будет, что рассказать своему психотерапевту». 

Дорогие мамочки, поддерживайте своих детей во всех их начинаниях и никогда не давите. Дайте возможность их одаренности пробиться и дать ростки.